17.11.2010

Выставка УЛЬТРАПАМЯТЬ/ ULTRAMEMOIRE

‘'Фотография - это сознание живописи. Она постоянно напоминает ей о том, что живопись не должна делать. Таким образом, живопись ответственна". Брассай

'’Живопись становится все ближе к поэзии, так как фотография освободила ее от необходимости рассказывать истории”. Жорж Брак

Если верить одной древней легенде, живопись появилась от очерчивания тени. Так еще не существовавшее искусство фотографии легло в основу живописи. В наши дни, этот способ определения пространства - через отражение света на какой-либо поверхности - остается важной составляющей работы многих молодых французских художников.

В рамках года Франции в России галерея RuArts и парижская галерея Ниве-Карзон представляет пять мастеров, отталкивающихся от концептов фотографии в своих проектах.

Mолодые французские фигуративные художники сейчас много работают, используя фотографические материалы, играя на сложной взаимосвязи фото и живописи.

Это направление современного искусства пытается переосмыслить жанр фотографии и открывает в нем новые живописные измерения.  Новые способы печати, выбранные средства (художественная бумага, холст, картон, дерево), тип обрамления и сама тематика фотоизображения – все это придает современной фотографии статус арт-объекта, сближая ее с живописью.

В то время как художники конца девятнадцатого века были убеждены, что появление фотографии полностью уничтожит живопись, в наши дни наблюдается все более тесная взаимосвязь между этими двумя видами искусства.

Жозеф ЧОЙ – корейско-французский живописец, работает со старыми фото и видеоматериалами в процессе трансформации, транскрипции, перенося их из одного измерения в другое. Семейный альбом Жозефа Чоя состоит из многочисленных анонимных персонажей и ландшафтов. Его картины останавливают время в отсутствующем пространстве. Касаясь холста легким мазком или сгустком краски, он играет на контрасте между взрывом цвета, проработанной тенью и жесткой линией. Живопись поглощает личность изображаемых. Серия «Люди» основана на изображениях, взятых из видеозаписи фатального визита Джона Ф. Кеннеди в Даллас в 1962 году, которая шокировала людей по всему миру и стала одним из первых свидетельств информационной глобализации. Жозеф выбирает случайных людей из толпы. Множество слоев краски, прозрачной смолы, кружева создают дистанцию, отделяющую нас от безымянных очевидцев. Своеобразная размытость и пикселизация ставят под сомнение природу информации вокруг нас или даже природу наших эмоций. Жозеф живет и работает в Париже.

Мишель КАСТАНЬЕ в нескольких живописных сериях исследует вопросы памяти и фрагментации мира. Его образы часто рождены из коллекции старых любительских фотографий. Изображения используются в качестве полисемичного материала, внешне игрового, но зачастую оборачивающегося меланхолией. Его прямолинейный стиль с использованием широкого мазка активизирует нашу способность распознавать фотографический сюжет в неоконченных формах и очертаниях. Мишель Кастанье представлял Францию на Венской биеннале в 2006 году. Учился в Лондоне в Middlesex University и получил степень магистра эстетики и теории искусства, живет и работает между Парижем и Шомоном. «Я стараюсь выражаться прямо, идти самым простым путем. Я ищу дилемму. Я отказываюсь от эффектов. Я вижу изображение как воспоминание, из которого нам останется главное и лишь некоторые детали. Банальность фотографий, которые я использую, делает моих персонажей универсальными».

Живопись Эрве ИКа  исследует реконструкции, рекомпозиции и реорганизации, сопровождающие современного человека в процессе его мутаций. Она построена вокруг наших отношений с историей через стили и практики, которые обозначают ту или иную эпоху, через психологии, которые формирую то или иное время, и являются объемом, рельефом, сущностью настоящего времени. «Точность, тщательность, упрямство, одержимость определяют его живописное действие. Глубина, осознанность, скромность и деликатность определяют его мысли. Он освобождает реальность для создания гармонии между её различными измерениями, путем последовательных слоев и прозрачности, до квазинасыщения, превращая живопись в экран. Он совершает психологические открытия, которые рассказывают в его живописи о «сейчас», - Фердинанд Корте. Эрве живет и работает между Парижем и Брюсселем.

Творчество Наталии Лях раскрывает нам недоступные, потусторонние аспекты нашей повседневной жизни. Сформированный под влиянием ее научного нейролингвистического прошлого - "асимметрия мозга и восприятие речи" – ее художественный взгляд, подобно взгляду оптика, физика или психоаналитика, превращает фото или видеокамеру то в телескоп, то в перископ, то в калейдоскоп, то в микроскоп. е эстетическая интерпретация, неожиданная и озадачивающая, с использованием видео или фотографии, оргстекла, алюминия или холста, обнаруживает скрытые измерения, абстракции в обыденной жизни. Проект "Ветровое стекло" предлагает эстетические и фотографические размышления о наших отношениях с коллективной памятью. Старые снимки XIX и начала ХХ века, включенные в «retroviseur» (зеркало заднего вида), предполагают, что наши предки могли бы подумать о стремительном ускорении нашего образа жизни. С детства Наталья увлечена живописью, скульптурой и фотографией. Получила степень доктора наук в нейролингвистике, продолжая художественные эксперименты. В течение последних 15 лет Наталья полностью посвятила себя фотографии и видео-арту. Родилась в Санкт-Петербурге, живет и работает в Париже.

Стереоскопические фотографии Сириллa ХАТТa - процесс, который создает иллюзию рельефа. Две фотографии снимаются с двух разных точек зрения. Они накладываются друг на друга, воссоздавая расстояние между глазами. Чтобы создать работу, Сириллу необходимы сотни кадров. Если пристально взглянуть на объект, стереоскопическая иллюзия исчезает: мотоциклы, картины в рамах, электротовары, обувь - любой объект Сириллa ХАТТa это не реконструкция, а его призрак. Пустые, как бы наспех склеенные, эти работы являются иллюзиями. Иллюзия образа, иллюзия объема. Тщетность попыток обладать телом и сущностью объекта. При простоте средств (цифровая камера, простой принтер, рулон ленты и степлер) и  огромном терпении он воспроизводит с большим приближением, что попадается на «глаза» его объектива.Современные объекты, повседневные объекты, объекты соблазнов, объекты зависимости, все они подходят. Подтверждает ли это, что любой объект потребления является иллюзией? Это могло бы привести нас к символизму натюрморта шестнадцатого и семнадцатого веков. Мир тишины, жизнь в ожидании. Наблюдение и терпение позволяют Сириллу воссоздать формы, где изпользование приравнивается разрушению. Мотоциклы, автомобили, электротовары, обувь и камеры перестают быть объектами желания, лишенные всего, что дает им денежное значение. Сирилл Хатт заново дает им жизнь на территории искусства. Он живет и работает в Родезе (юг Франции).




Версия для печати



Последние новости  Последние новости    Все новости за месяц  Все новости за месяц